Врач объяснила срок вакцинации для переболевших COVID-19

Врач объяснила срок вакцинации для переболевших COVID-19

За время пандемии мы все стали подкованы в медицинских терминах и щедро делимся друг с другом советами, как лечиться от коронавируса. А с началом массовой вакцинации люди принялись охотно рассказывать о собственном прививочном опыте. Народные отчеты – страна советов, но не руководство к действию. Мы попросили ответить на самые насущные вопросы Анну Топтыгину, врача-иммунолога, доктора медицинских наук.

Фото: АГН «Москва»

— Знакомая перед прививкой, как положено, попала на прием к врачу и услышала, что теперь в течение двух недель она будет заразна и сможет передать инфекцию своим детям. Как это понимать?

— Это ни на чем не основанные фантазии – проявление полной безграмотности доктора. Когда мы прививаем посредством укола живые вирусные вакцины от кори, краснухи, паротита, ветрянки и т.д., никто не является выделителем и, соответственно, никого не заражает. Единственная ситуация, когда вакцина может выделяться в окружающую среду, прививка живым полиомиелитом – капли в рот. Вирус через кишечник способен выделяться в окружающую среду. Когда детей вакцинируют, непривитых высаживают на карантин. Но укол даже живого вируса в классических вакцинах никого никогда не заражает. А в данном случае речь не идет о настоящем вирусе.   

— Когда нужно прививаться человеку, который уже переболел?

— Хотелось бы отметить, что после перенесенной коронавирусной инфекции возможны различные варианты. Дело в том, что иммунитет – это очень многоуровневая система. У нас есть врожденный иммунитет, который достаточно эффективно может бороться с вирусом, но он не обладает памятью. И, если человек переболел бессимптомно или со слабо выраженной симптоматикой, есть вероятность, что его защитил врожденный иммунитет, но антитела и иммунологическая память не сформировались. Это легко проверить – достаточно сделать анализ на антитела. Если человек перенес ковид, который был подтвержден ПЦР-тестом, а антитела не сформировались — это повод подумать о прививке. 

— А если после болезни сохраняется высокий уровень антител?

— В этом случае вакцинироваться не нужно, человек и так хорошо защищен. Уровень у всех различный, в зависимости от тяжести заболевания, применяемой терапии и т.д. Поэтому надо смотреть, будет ли он снижаться и с какой скоростью. Если он упадет ближе к отрицательным значениям, это тоже повод привиться. Но, когда антитела есть, то прививаться не только бессмысленно, но, возможно, даже вредно.

— В сообществах в социальных сетях, где обсуждаются проблемы, связанные с вакцинацией, то и дело всплывает вопрос: как быть, если человек записался на прививку, а у него появились признаки легкой простуды? Является ли это противопоказанием?   

— С одной стороны, интервал в три недели очень точно выверен, поэтому его важно выполнить. Этот период связан с таймингом иммунной системы. С другой стороны, на фоне заболевания, наверное, прививаться не стоит. Вопрос, насколько это выражено. Если есть температура, лучше подождать выздоровления. А какая-то влажность в носу, которая может быть реакцией на холод или погодную переменчивость, не помеха.

— Все-таки раньше всегда считалось, что на вакцинацию надо идти в состоянии полного здоровья.

— Такая тенденция существует, когда мы делаем прививки по календарю, но у нас сейчас другая ситуация. Речь идет о вакцинации по эпидпоказаниям. Риск заболеть очень высок. 

Трехнедельный интервал связан с работой иммунной системы. Если мы слишком затянем со второй дозой, не получим максимальную эффективность. У меня была пациентка из Украины, которой пришлось уехать домой после первой дозы, а потом обстоятельства не позволили ей своевременно вернуться. Когда она приехала в Москву, произошел контакт с больным, и женщина заболела. Из-за нарушения трехнедельного интервала недостаточно сформировался иммунитет. К счастью, болезнь протекала в нетяжелой форме.

— И все-таки поясните, пожалуйста, почему лучше не прививаться в болезненном состоянии?

— Дело в том, что иммунная система имеет определенные временные интервалы обработки того или иного антигена. Если она уже занята вирусом простуды, то ответ на введенную вакцину будет слабее. А при суммированном ответе на простуду, пусть даже с невысокой температурой 37,2, и введение вакцины, побочные эффекты могут проявиться сильнее.

— Можно ли делать прививку беременным и кормящим женщинам?

— Пока такого разрешения нет. Для беременных должно проводиться специальное исследование: не оказывает ли вакцина влияния на развитие плода. Поэтому лучше сделать прививку, подождать несколько месяцев, и беременеть в защищенном состоянии. Это заболевание тяжело проходит у беременных за счет того, что, во-первых, организм матери работает за двоих, а, во-вторых, подрастающая матка поджимает легкие и таким образом сокращает их объем. Поэтому риск тяжелого протекания болезни велик.  

— Есть случаи, их не много, но все же бывает, когда, несмотря на введение вакцины, люди заболевают коронавирусом. Как это можно объяснить?

— Тут несколько моментов. Защитные антитела вырабатываются приблизительно через 3-4 недели после второй дозы. Если инфицирование произошло в этот временной период, заразиться возможно, но обычно болезнь проходит не тяжело. Люди очень разные. Мы сейчас проводим исследование, которое показывает, что есть «антительщики», у которых хорошо вырабатываются антитела, а есть «клеточники» – у них практически нет антител или они такие низкие, что едва определяются, но клеточный иммунитет при этом сильный.

— Получается, речь идет о разных способах защиты?

— Именно так. Антитела связывают вирус, когда он только поступает в организм и даже не может внедриться в наши клетки. Так что, если их уровень после вакцинации высокий, человек защищен хорошо. А клеточный иммунитет разбирается с теми вирусами, которые уже проникли. Все зависит от индивидуальных способностей человека отвечать на данный вирус и формировать ту или иную форму защиты.

— Мы все теперь подкованы в медицинских вопросах. Некоторые испытывают страх перед антителозависимым усилением инфекции. Возможен ли подобный эффект?

— Во-первых, это случается не со всеми вирусными заболеваниями. Ситуация описана для лихорадки Денге, лихорадки Западного Нила и некоторых подобных экзотических заболеваний.

Если человек переносит лихорадку Денге впервые, у него формируются антитела на этот штамм, и заболевание обычно протекает не очень тяжело. Но, когда происходит повторное инфицирование штаммом B, то антитела к штамму A оказываются не слишком эффективны. Они взаимодействуют с вирусом, но слабо. И наличие этих антител ухудшает прогнозы. Обычно такое заболевание течет намного тяжелее.

Похожий эффект был описан при SARS-1, когда начали делать к нему вакцину. По этой причине проект вакцинации был остановлен, но, к счастью, этот вирус исчез самостоятельно и больше не проявлялся. По SARS-CoV-2, который нас всех мучает, пока точных сведений нет, но теоретически подобная ситуация возможна, если формируются неэффективные антитела, которые не способны нейтрализовать вирус.  

— Что делать онкологическим больным, которые считают, что опасность умереть от ковида больше, чем вероятность получения осложнений? Доходит до того, что некоторые скрывают свой диагноз. Одна женщина призналась, что вырвала страницы из своей медицинской карты в поликлинике.

— Насколько я знаю, сейчас проходит такое исследование, и очень надеюсь, что онкологическое заболевание не станет причиной отвода. Но онкологические больные тоже разные. Есть люди, которым 15 лет назад была сделана операция, и больше болезнь себя никак не проявляла, но в медицинской карте стоит соответствующий гриф. Им отказывают в вакцинации. На мой взгляд, это неправильно, потому что у этих людей прошли все сроки давности, и их надо защищать.

Что касается онкологических больных с острым процессом, то тут ситуация сложная. Помимо того, что их иммунитет снижен – иначе бы не возникла онкология, они получают определенную терапию: цитостатическую, облучение, иммунотерапию, которая активирует их собственный иммунитет и т.д.

Как-то я участвовала в онкологическом конгрессе, где обсуждалась проблема: отменять ли терапию, если пациент заразился вирусной инфекцией? Дело в том, что некоторые виды терапии блокируют возможность появления цитокинового шторма. Люди болеют, но не тяжело.    

— Неоднократно читала, что одни после вакцинации столкнулись с герпесом, другие – с ячменем, причем они признаются, что в последний раз у них такое бывало 10 лет назад. Понятно, что «после» не значит «вследствие», но это может быть как-то связано с вакциной?

— Думаю, что с самой вакциной вряд ли. Скорей всего, это связано с тем, что такие заболевания иммунозависимые. Когда иммунная система активно занята вакциной, она не вполне может контролировать герпес, который этим пользуется и выскакивает. Он всегда такую тактику использует! Недаром в старые времена герпес называли простудой. Так же ведут себя ячмени.

— А как быть людям с аутоиммунными заболеваниями?  

— Это беспокоит многих. Самое сложное в том, что люди с аутоиммунными заболеваниями находятся в группе риска по коронавирусу. Они хуже переносят болезнь и чаще дают тяжелые формы. Пока что нельзя однозначно ответить на вопрос, можно ли им вакцинироваться, это требует дополнительных исследований. Хотя я знаю людей с диабетом, которые привились, и у них образовались антитела, но это не значит, что я призываю таких больных сделать прививку. В каждом конкретном случае лечащий врач – эндокринолог – взвешивает риски и решает вопрос о возможности вакцинации.

— Люди, которые участвовали в клинических исследованиях, сейчас в незавидном положении: они не знают, что им вкололи – плацебо или вакцину. Что вы им посоветуете?

— Надо, конечно, проверить наличие антител. Но нужно смотреть на S-белок, а тест-системы в поликлиниках не полностью выявляют эти антитела. Но такие тест-системы есть не только за рубежом, но и у нас. Среди участников клинических испытаний, как и среди заболевших, есть разные люди. У одних работает и антительный, и клеточный ответ, у других – слабая реакция на все. Есть чистые «антительщики», когда антител много, а клеточный иммунитет – никакой. И наоборот. Последняя комбинация наиболее сложная, потому что клеточный иммунитет не проверяют толком. Антител нет, и человек может считать, что он привит плацебо, а на самом деле ему ввели вакцину. То есть отрицательный результат еще не означает, что он не привит.   

— Аллергики, и не только, стремясь минимизировать побочные эффекты, принимают до и после антигистаминные препараты. Может ли это повлиять на иммунный ответ?

— Такая схема давно используется при рутинном вакцинировании людей с аллергической патологией. Это три дня до, в день и три дня после. Доказано, что антигистаминные препараты не оказывают влияния на высоту антительного ответа, потому что они блокируют только гистамин – один из медиаторов аллергического воспаления.

— А вообще надо ли сдавать анализ на антитела? Когда должен быть «полный комплект»? В европейских странах вообще не заморачиваются на эту тему, а у нас количество антител обсуждают, как погоду.

— С европейских стран не всегда надо брать пример. После первой вакцинации нет смысла сдавать такой анализ, потому что антитела могут появляться в очень небольшом количестве. И это ни о чем не говорит. Первая вакцинация – это как бы первое знакомство. Антитела после второй вакцинации появляются не раньше, чем через 3-4 недели. И это должна быть система на S-антиген.

Опять же есть определенный процент людей, у которых формируется чисто клеточный иммунитет, и антитела почти не видны, но при этом нельзя сказать, что человек не защищен. Он защищен! Но только другим типом ответа.

— В Интернете бродят всякие страшилки об отдаленных последствиях вакцинации. Масла в огонь добавили случаи тромбоэмболии в ряде западных стран после прививки.

— Тромбоэмболии не относится к отдаленным последствиям. Это явление происходит в раннем периоде. Пока идет расследование, и нет доказательств, что именно вакцина AstraZeneca стала причиной. Случаев мало, но они есть. У нас пока что такое осложнение не зарегистрировано. Сообщалось и о таких единичных последствиях вакцины Pfizer, как парез лицевого нерва, внезапная смерть, анафилактический шок. Речь идет о вакцинах, содержащих разные препараты.

В отличие, к примеру, от вакцины против кори, которую сделали в начале 70-х и успешно прививают не одно десятилетие, вакцины против COVID-19 новые, поэтому некоторые люди относятся к ним с опаской и предубеждением. А побочные эффекты, которые так пугают, есть у любой вакцины. Считается, что полное отсутствие реакций организма на введение препарата – знак того, что он не работает. И не надо забывать о том, что в большой когорте людей всегда найдется кто-то, кто выдаст тяжелую реакцию. Но при заболевании этот человек бы просто умер…

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *