Убийство из-за измены: что не так с фильмом «Дом Gucci»

Убийство из-за измены: что не так с фильмом «Дом Gucci»

МОСКВА, 3 дек — РИА Новости, Ольга Распопова. В прокат вышел один из самых ожидаемых фильмов года – «Дом Gucci». Несмотря на скандальную историю, которая легла в основу сюжета, и впечатляющий каст — Леди Гага, Аль Пачино, Джаред Лето, Джереми Айронс, Сальма Хайек — лента многих разочаровала. О том, почему так получилось, что нужно знать об итальянском клане перед просмотром и стоит ли идти в кино тем, кто модой не увлекается, — в материале РИА Новости.От любви до ненавистиЭто, пожалуй, самая знаменитая фраза Патриции Реджани. В лихих 90-х итальянка, которую в семье Гуччи считали выскочкой и охотницей за деньгами, “заказала” бывшего мужа Маурицио, бросившего ее ради любовницы.Только в фильме Ридли Скотта этот афоризм не прозвучит. Зато есть яркая импровизация Леди Гаги: «Во имя Отца, Сына и Дома Gucci». Эту клятву она произносит с сильным итальянским акцентом, который в оригинальной озвучке очень похож на русский. Синьорина Джерманотта (настоящая фамилия певицы) училась подражать манере речи своей героини ежедневно на протяжении девяти месяцев. Переехала в Рим, перекрасилась в черный, расспросила о привычках и слабостях Патриции. Но встречаться с Реджани отказалась, сославшись на запрет продюсеров.Теперь бывшая миссис Гуччи, которая поначалу радовалась, что ее сыграет Гага, возмущается, почему с ней не консультировались.Роль Патриции могла достаться Анджелине Джоли, Пенелопе Крус или Марго Робби. Претендентки такого масштаба тут не случайно: Реджани — дамочка колоритная. Двадцать девять лет по приговору она не отсидела, освободили досрочно в 2016-м за примерное поведение. Теперь разгуливает по улицам с попугаем ара на плече: птица заменила ей любимого хорька, с которым в тюрьме расправилась одна из сокамерниц.Вдова судится с дочерями из-за наследства, хотя, по ее же словам, совершила преступление, чтобы не лишать их состояния. А на вопрос, почему она наняла киллера, хладнокровно отвечает: «У меня зрение не очень, я не хотела бы промахнуться».Возможно, на нее бы так и не вышли, расследование тянулось два года. И было бы как с убийством другого знаменитого итальянского модельера, Джанни Версаче, тоже застреленного на лестнице, — только версии. Но Реджани подвела жадность: она отказалась платить подельникам остаток гонорара и те ее просто сдали.Это не спойлеры. В фильме Скотта все, что было после выстрелов, кроме приговора в суде, не показано. За кулисами остался и процесс создания коллекций или знаковых вещей марки. Режиссера интересует не это, а история одного несчастливого брака.Так что вместо фэшн декорациями для этих перипетий мог бы быть любой другой бизнес, хоть нефтяной или фармацевтический. Но выглядело бы, конечно, уже не так красиво. О том, что это все же про Гуччи, зрителям не позволяют забыть постоянно мелькающие в кадре рубашки с фирменным логотипом, знаменитые лоферы, сумки.Естественно, семья Гуччи, склоки в которой рассмотрели под такой лупой, фильм раскритиковала. Не понравился он и Тому Форду, а его, уж казалось бы, не обидели: он там просто ангел во плоти, хоть и в эпизоде. “Стал свидетелем сильно лакированной мыльной оперы”, — написал дизайнер.Конвейер хитовТом Форд, которого за год до убийства Маурицио назначили креативным директором Дома Gucci, действительно спас практически разорившийся бизнес. И финансово (за первую половину 1995-го доходы увеличились на 87 процентов), и в имиджевом плане. “Никто особо не знал, что такое «стиль Gucci» до середины 90-х, пока не пришел Форд”, — говорит владелица известного винтажного бутика Shrimpton Couture Шери Балч.Молодому техасцу удалось сохранить ДНК бренда, но при этом сдуть с него пыль. Форд идеально попал в вайб 90-х и нулевых: гламур, шик, сексуальность и женственность. Если сравнить с тем, что модный дом делает сегодня, кажется, это вообще про другое. Однако принцип тот же: уловить дух времени. И у Алессандро Микеле, который сейчас рулит маркой, это тоже прекрасно получается. Просто установки для хайпа другие: размытие границ между женским и мужским, новая маскулинность, карнавальность, вещи как из бабушкиного сундука.“Gucci заставляет прошлое жить настоящим, которое наполняет вещами минувших эпох. Соединяет все со всем в лучших традициях постмодернизма”, — рассуждает искусствовед-эксперт Минкультуры и историк моды Елена Елисеева.Без промахов, конечно, не обходится. В 2019-м, например, разгорелся скандал из-за коллекции по мотивам смирительной рубашки: марке напомнили, что нельзя эксплуатировать тему ментальных болезней. Недоумение вызвал и показ FW 2018-2019, где вместо сумочек несли в руках копии собственных голов. Однако после этого количество упоминаний бренда в СМИ выросло в два раза, а Микеле — на 754 процента.Фильм Скотта тоже создал ажиотаж. Тем не менее далеко не все эксперты согласны, что эта киноистория пойдет бренду на пользу.Но пока они одевают Билли Айлиш и Гарри Стайлза, сотрудничают с Balenciaga и North Face, выпускают приставки Xbox. Амбассадор марки — Ли Джон Джэ, звезда нашумевшего сериала «Игра в кальмара». Редко какому модному дому с богатой историей удается так нравиться молодежи.Одна фамилияПравда, говорить о “многовековом наследии” — тут явное преувеличение. Легенду о том, что предки Гуччи еще в Средневековье были известными седельщиками (мастерами по изготовлению седл), придумал и поддерживал энергичный Альдо (в фильме — Аль Пачино), сын основателя марки Гуччио Гуччи. Этим, например, объясняется напоминающая часть удил пряжка на лоферах бренда.На самом деле тосканец был носильщиком в роскошном отеле “Савой”, где его очень впечатлил багаж богатых постояльцев. Позже он открыл магазин, наладив производство чемоданов и саквояжей. Кротким нравом глава семейства не отличался, как и щедростью (доводил кухарок, требуя у себя дома нарезать прошутто тончайшими ломтиками).А еще “стравливал сыновей друг с другом, так как верил, что дух соревнования их подстегнет”, отмечает Сара Форден в книге “Дом Гуччи. Сенсационная история убийства, безумия, гламура и жадности”. Бестселлер в сильно сокращенной версии и лег в основу фильма: права на его экранизацию Ридли Скотт приобрел еще в 2006-м.Форден напоминает: Гуччио лишил прав на долю наследства единственную дочь Гримальду, хотя она честно служила компании. Просто потому, что дамам, по его мнению, в бизнесе не место. И ведь “аукнулось”: через несколько лет его сыновья лишились бренда из-за женщины — Реджани. Есть в фильме и пасхалка. Близкую подругу Патриции, которая участвовала в организации убийства, в фильме зовут Пи́но (в жизни — Джузеппина Ауриемма), а играет ее Сальма Хайек, жена Франсуа-Анри Пино́ — директора корпорации Kering, который поглотил Gucci.“Эта фамилия звучит так сладко… Синоним роскоши, стиля, власти”, — такой фразой начинается фильм. А в конце зрителям напоминают, что в компании давно нет никого с фамилией Гуччи. От семейного бизнеса осталась лишь название, ширма, а сам он — часть огромного конгломерата и развивается уже без основателей. История в наше время распространенная — глобализация.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *