В Москве показали метаморфозы соцреализма

В Москве показали метаморфозы соцреализма

Соцреализм с его плакатной идеологией порядком надоел советским людям. С началом перестройки неофициальное искусство вырвалось из подполья – настало время свободы. Теперь же, спустя десятилетия после распада Cоюза, вновь просыпается интерес к некогда главному направлению официального искусства. Может быть, потому что, именно сейчас самое время переосмыслить его, считать важный подтекст и сделать выводы на будущее. Такую возможность дает выставка «Соцреализм. Метаморфозы», куда вошло несколько сотен работ.

Фото: Мария Москвичева

Символично, что выставка открылась в залах, оставшихся за Союзом художников России после того, как большую часть ЦДХ отдали в ведение Третьяковке. Сегодня профсоюз играет уже не ту роль в жизни художников, что прежде, но, возвращаясь в советское время, нельзя не вспоминать его функцию. Тогда было так: если ты в союзе – значит, художник, и можешь получать заказы и показывать свои работы на выставках, а нет – так тунеядец.

На ум приходит разговор Бродского с судьей: «Кто причислил вас к поэтам?», спросил судья, «А кто причислил меня к роду человеческому?», – ответил поэт, обвиненный в тунеядстве. «Причисленные», системные художники исполняли многочисленные заказы власти, и далеко не все созданное во славу коммунизма имеет художественную ценность. Было много «потокового», проходного, но были и отличные вещи, чего только стоит один «суровый стиль». При все этом, нельзя отрицать, что соцреализм – с его запросом на понятные народу темы и технику – стал важным этапом в отечественном искусстве.

Соцреализм не был застывшей формой, он менялся вместе со временем, отражая социальные, политические и культурные процессы в стране. Откуда вышел, во что превратился и кто продолжает сегодня направление – на эти вопросы попытались ответить на выставке «Соцреализм. Метаморфозы».

Фото: Мария Москвичева

Основные экспонаты происходят из фонда РОСИЗО – организатора проекта. В советское время как раз эта организация занималась пропагандой, проводила выставки и распределяла произведения по музеям СССР. Была важным механизмом в системе. В результате в фондах музея скопились тысячи и тысячи работ – сегодня РОСИЗО располагает самой большой коллекцией соцреализма. Есть из чего выбрать. И выбрали – как хрестоматийное, так и малоизвестное, местами даже реакционное – искусство. 

Фото: Мария Москвичева

Структура выставки построена по классике – экспонаты разбиты по тематическим разделам и ведут нас сквозь историю официального искусства в наши дни. Зачин как в сказке – мифологический. И его главный герой, конечно же, Ленин. На заре рождения коммунистического государства в его образе есть жизнь и экспрессия – истинный социальный реализм. Но скоро портреты вождя превращаются в официальное клише, появляется строгий канон. Лениниана. Позже другие, внесистемные художники, будут много иронизировать над образом вождя, но вырастет этот стеб из соцреализма, который и сам иногда нечаянно проваливался в непреднамеренный памфлет.

Изображения Сталина иные – в них больше застывшего и мрачного классицизма, строгости и летописности. Хрущевская «оттепель» порождает искусство с другим, более вольным, настроением. Попытка показать лидера страны в неформальной обстановке, как на картине Марата Самсонова «Н.С. Хрущев и Фидель Кастро в березовой роще», походит больше на пародию в духе соц-арт.

Фото: Мария Москвичева

Иконография Брежнева тоже неоднородна. Есть в ней и яркие памятники эпохе застоя. Таково, например, малоизвестное полотно Олега Маслякова, где генсек выглядит скорее витринно, чем представительно. Красный фон, темный костюм и мертвенно-бежевая кожа – цветовые контрасты создают (возможно, и не осознанный) сатирический эффект и эстетику в духе американского поп-арта. Брежнев здесь такой, каким он и запомнился народу – искусственный и законсервированный. 

В каждом разделе, будь он посвящен коммунистическому труду или изобилию, есть подобные контрасты и случайные «провалы» в гротеск. Так бывает, если со всей возможной упорностью делать не то, что на уме и в душе. И, если вдуматься и всмотреться, то можно понять, что соцреализм очень даже правдиво отражает историю и художественные течения в стране. Достаточно сопоставлять произведения с историей, чтобы прочитать подтекст. Взять хотя бы известный портрет кисти Таира Салахова, изображающий Брежнева, который пишет воспоминания, а все знают, что генсек на самом деле сам их не писал… Еще один миф, выполненный мастерской рукой. Реализм с подвохом.

Фото: Мария Москвичева

Что нам осталось после краха эпохи соцреализма вместе с системой, которую он воспевал? Техника. Реализм настолько глубоко был усвоен отечественными художественными вузами, что и сегодня наша академическая школа – лучшая в мире. Но художники, воспитанные преподавателями-реалистами, сегодня, используя реалистическую технику, говорят о другом. Даже если обращаются к наследию прошлого. Они не апологеты и не оппоненты, а, скорее, аналитики и исследователи. Финалом выставки становится именно такой дискурс, озвученный современными художниками Павлом Отдельновым, Егором Кошелевым, Марией Сафроновой и Владимиром Потаповым в проекте «Post scriptum». Их наблюдательный реализм фиксирует реальный мир – будь то стерильные офисы или жуткие свалки, предлагая зрителю самому делать выводы.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *