В Большом театре показали интимную жизнь господина де Мольера

В Большом театре показали интимную жизнь господина де Мольера

На Исторической сцене Большого театра прошла премьера балета Бориса Эйфмана «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана». Не зря основным элементом ее оформления является театральный занавес. Как и в первом спектакле «Дон Жуан и Мольер», созданном Эйфманом 20 лет назад, перед нами предстает мир театра и его изнанка.

Фото: Evgeny Matveev

Сцены из бессмертных комедий Мольера «Школа жен», «Тартюф», «Мнимый больной» проходят перед зрителями как отдельные спектакли. По традиции того времени перед занавесом появляется глашатай с жезлом-посохом (в спектакле Эйфмана это сам Мольер), удар которого означает начало театрального действа. Вынесенная в название пьеса Мольера «Дон Жуан» — случай особый. Сцен из нее вставлено в спектакль Эйфмана много. Это театр в театре. Говоря словами самого хореографа, творчество Мольера — зеркало и вместе с тем рецепт преодоления его личных трагедий.

Сюжет построен как воспоминания стареющего Мольера. В самом зачине перед зрителем предстает театральное закулисье, гора из платьев, откуда выбирается седой старик. Он садится за стол и начинает что-то судорожно писать. Это старый Мольер, на глазах которого в следующем эпизоде его молодая жена Арманда отдается молодому актеру его же труппы.

Как часто бывает в балетах Эйфмана, в спектакле две главные героини-соперницы: Мадлена и Арманда. Некоторые исследователи утверждают: Арманда — не дочь, а сестра Мадлены. От ее фамилии балетный гений XX века Морис Бежар, повлиявший на творчество Эйфмана, возьмет свой псевдоним. Про Арманду недоброжелатели говорили, что она дочь самого Мольера. Большинство исследователей склоняются к тому, что никакого инцеста в жизни Мольера не было. Но Эйфмана интересует совсем другое. Он показывает, из какого сора интриг и терзаний возникают бессмертные комедии.

Арманда показана еще и в детстве, как девочка-подросток (Есения Анушенкова). Есть умиротворенные воспоминания о том, как счастливы были вместе Мольер, Мадлена и ее маленькая дочь Арманда — единственные светлые образы в жизни старого мастера. В реальности — другое: страдания, принесенные молодой ветреной женой, не только изнурили драматурга, но и напитали его художественную фантазию. Так рождается одно из главных мольеровских произведений — пьеса о Дон Жуане. Надевая его маску, старик, вспоминающий свою жизнь, преображается в героя, в объятиях которого тает его молодая жена. Когда маска сброшена — его преследуют кредиторы. С Мольером остаются только воспоминания о искренне любившей его в молодости Мадлене.

Мадлена Бежар в исполнении звезды труппы Эйфмана Марии Абашовой сыграна с большим мастерством и превращается в один из центральных художественных образов. Рефреном становится театральная повозка, перевозящая странствующих актеров. В конце первого действия она превращается в свадебную карету, а в финале увозит Мольера в вечность. Театральную повозку Эйфман придумал еще для первой редакции балета, показанной в 2001 году. Прошлый удачный финал в новой редакции он не повторил. Теперь спектакль кончается по-другому: к опустевшему креслу мастера актеры несут свечи. Закрывается занавес, и на поклоны выходит молодой Мольер. Его партии в разном возрасте исполняют разные танцовщики.

Фото: Evgeny Matveev

Привычной для русского массового сознания со времен Пушкина статуи, уводящей Дон Жуана в преисподнюю, в новом спектакле тоже нет. Теперь Дон Жуан низвергается в преисподнюю вместе с соблазненной им монахиней Эльвирой, в которую загримирована жена драматурга Арманда. Сцена сопровождается эффектной световой партитурой, придуманной Глебом Фильштинским и Борисом Эйфманом.

Как и 20 лет назад, балет оформлял художник Вячеслав Окунев. Однако отличия от старого спектакля кардинальные. Балет стал логичнее и масштабнее. Если в первой версии сюжетные линии самого Мольера и его литературного героя Дон Жуана идут параллельно с самого начала, то теперь Дон Жуан появляется лишь во втором действии. Первая же полностью отдана жизненным и семейным неурядицам самого Мольера, воплощенного на сцене умным и незаурядным артистом труппы Эйфмана Олегом Габышевым. Любовь Андреева с блеском перевоплотилась в нимфоманку Арманду. Дон Жуан — Сергей Волобуев — наполнил спектакль бешеным темпераментом и энергией. Дэниел Рубин прекрасно и остро показал на сцене старого Мольера, Командора и «короля-солнце» Людовика XIV.

Отношения художника и власти — одна из центральных тем балета Эйфмана. Свое прозвище «король-солнце» Людовик XIV получил после того, как в 14 лет станцевал в придворном балете «Ночь» партию лучезарного Аполлона. Несмотря на то что к творчеству Мольера этот балет не имеет никакого отношения (хотя в спектаклях Мольера в качестве актера Людовик XIV участие принимал), именно им открывается второе отделение. Король предстает в золотом, списанном с настоящего костюма Людовика XIV образе Солнца, а жена Мольера Арманда — в роли Луны. Спектакль идет под музыку Люлли, которая наряду с использованной в первом балете музыкой Моцарта и Берлиоза теперь добавлена в новую редакцию. Именно Мольер вместе Жаном-Батистом Люлли является одним из создателей и основоположников балетного театра. «Мещанин во дворянстве» и «Господин де Пурсоньяк» воспринимались современниками Мольера как придворные балеты, внутри которых имелось несколько разговорных сцен.

«Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана» — о судьбе творца. Уже в балетах «Роден», «Чайковский», «Красная Жизель» Эйфман обращался к образу личностей, которые, говоря словами Георгия Иванова, «создают кусочек вечности ценой гибели всего временного, в том числе нередко и ценой собственной гибели». Таков у Эйфмана и герой его нового балета, которого человечество знает под именем Жана-Батиста Мольера.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *