Режиссер сериала «За час до рассвета» дал ответ интернет-критикам

Режиссер сериала «За час до рассвета» дал ответ интернет-критикам

Константин Хабенский в роли следователя с весьма странными методами работы, Андрей Бурковский в образе коварного агента под прикрытием, Алена Михайлова сказочно хороша в милицейской форме. Сериал «За час до рассвета» как детектив о послевоенном времени буквально нашпигован неожиданностями. Сетевым критикам здесь раздолье, и они уже успели написать немало страстных, хотя и не очень изобретательных рецензий.

Режиссер Игорь Зайцев.

Фото: Кадр из видео

После показа на стриминговой платформе сериал НТВ «За час до рассвета» вышел в телеэфире и стал одним из самых ярких проектов этого сезона. Внушительная сборная звезд, весьма непривычный взгляд на ретро и сцены, которые так и просятся в комиксы. Режиссер сериала Игорь Зайцев – большой специалист по созданию миров из других эпох. Он снимал сериалы «Тобол», «Великая», «Есенин», «Диверсант. Конец войны», «Чкалов» и другие проекты, где исторический антураж играл очень важную роль. Но с сериалом «За час до рассвета» режиссер имел ввиду аудиторию скорее «Острых козырьков», чем наших классических ретро-детективов. Хотя критики сразу усмотрели в проекте попытку создать новую версию знаменитого «Место встречи изменить нельзя». «МК» обсудил с Игорем Зайцевым историческую достоверность, любовные линии и мужские шляпы.

Для любого фильма или сериала есть своего рода сверхзадача, или главная цель, которую хотят достичь создатели проекта. Каковы были ваши основные задачи при съемках «За час до рассвета»?

— Задача была не делать что-то похожее на советскую классику, такую как сериал «Место встречи изменить нельзя», или уже российский знаменитый проект «Ликвидация». Мы живем в другое время, и сейчас жанр детектива подается совсем иначе. Для себя стилистику «За час до рассвета» мы определяем как пост-нуар. Все в некоторой степени условно. В комментариях нас, конечно, бывает, ругают, мол, такого не могло быть, все это неправда, но на мой взгляд, те, кто так реагируют, просто борются с собственным представлением о порядке вещей. Вообще для меня комментарии в интернете – это мнение меньшинства недовольных. Эти люди ждут выхода любого фильма и нападают абсолютно на все. Как будто питаются этим. Наверное, приходят на работу и говорят коллегам: «Здесь новый сериал вышел, почитай мой пост, как я их там всех сделал». Я на такую критику просто не реагирую. Самое забавное, что ругают, и смотрят.

Занятно, что многие критики сравнивают сериал именно с «Место встречи изменить нельзя», хотя у вас, видимо, и в мыслях не было вдохновляться этим легендарным фильмом…

— Людям в принципе свойственно сравнивать, особенно если речь идет о чем-то новом. Вы можете приехать в экзотическую страну, впервые попробовать какой-нибудь диковинный фрукт и сказать, что это похоже на нашу лесную землянику. И земляника, конечно, вкуснее. Многим обязательно нужно найти что-то знакомое. Детектив? Послевоенное время? Бандиты? Ну, все понятно, это «Место встречи изменить нельзя». Наверное, мы могли бы снять наш сериал в уже знакомой всем стилистике, но тогда «За час до рассвета» стал бы одним из тех теледетективов, которых сейчас на телевидении очень много. И чтобы этого не произошло, была поставлена задача рассказать историю совсем другим языком.

Если я правильно понимаю, то зрители стриминга увидели не совсем тот сериал, который сейчас смотрит аудитория талеканала…

— Телевидение и платформа — абсолютно разные заказчики. Платформа — это всегда больше свободы, а на телевидении есть определенные законы публичного показа. И когда мы снимали, то понимали, что вот это мы делаем для платформы, а это для канала, где все должно быть более скромно, целомудренно и в некоторой степени привычно.

Насколько одна версия отличается от другой?

— Например, есть разница в некоторых сюжетных линиях. В версии, которая была показана на платформе, нет одной любовной линии капитана Журавлева, а на канале ее оставили. Кстати, над монтажом двух версий работали разные команды. Полиэкраны, стоп-кадры и другие современные спецэффекты, рассчитанные на более молодую аудиторию, остались на платформе, а для телевидения были использованы более классические визуальные приемы. Все это было заранее известно. Но решения сцен, конечно, везде одинаковые. Сам стиль рассказа никаким монтажом не изменить.

У вас есть немалый опыт работы над фильмами и сериалами, сюжет которых развивается и в прошлом веке, и в еще более ранние времена. Со стороны может показаться, что после «Тобола» реквизитом вас не испугать, но с эпохой сороковых, наверное, тоже непросто…

— Почти на каждом проекте у меня возникает мысль, что сложнее еще ничего не было. Так и на этот раз. Как будто все против тебя: погода, расписание, пандемия, из-за которой пришлось остановить съемки. Мы выбрали натуру в Твери, но город в какой-то момент закрыли, а больше такого места нигде нет. Нам очень хотелось, чтобы в кадре было межсезонье, никакой зелени. А когда вернулись после перерыва, то всюду цвели кусты и деревья. Мы хотели израненный, полуживой послевоенный город, а когда все цветет, то получается более оптимистичная картинка, ветер колышет листочки, значит, все хорошо. В итоге приходилось искать новые места и убирать зелень на постпродакшене. Так что трудностей было немало.

Не возникало соблазна построить послевоенный город в павильоне?

— Наверное, так называемую историческую правду действительно можно было воссоздать в павильоне, но это уже другие деньги, а потом всегда есть вопрос, насколько это эффективнее, пусть и не совсем точного, но художественного образа. На мой взгляд, образ в любом случае сильнее любой исторической правды. К тому же историческая точность – это только часть дела. Все-таки кино – это история, раскрытые характеры, интрига, которая держит до конца. Ничего важнее этого нет.

Вам удалось собрать на площадке своего рода актерскую команду мечты. Кастинг был непростым?

— Когда я пришел на проект, то участие Константина Хабенского уже было подтверждено. И я этому очень обрадовался. Мы с Константином давно пересекались, в моем сериале «Есенин» он сыграл Троцкого. Потом встречались на пробах, но вместе ничего не делали, и вот, наконец, получилось. Андрей Бурковский был для меня знаковым артистом. Он сыграл одну из главных ролей в «Тоболе», скоро выйдет «Бендер», где он тоже участвует. Я очень расположен к этому актеру, и мне приятно, что он снимался в «За час до рассвета». С Аленой Михайловой я раньше знаком не был, и к моменту начала съемок еще не вышли знаковые для нее проекты «Чики» и «Люби их всех». Она мне потом говорила, что очень удивилась, как я ее утвердил за пятнадцать минут. Алена пришла, мы поговорили, и мне стало ясно, что для нее есть роль. Для Алены милиционерша — абсолютно нетипичный образ, но она невероятно в нем убедительна.

В кадре у вас все очень нарядные, а мужчины – так просто настоящие денди. Это ваше видение образов послевоенных сыщиков и разбойников?

— Наша история чуть-чуть над землей, и нам было важно, чтобы все, от освещения до костюмов, соответствовало стилистике пост-нуара. Публика ругается. Мол, идут три ликвидатора из столицы в одинаковых черных плащах, шляпах, двое лысых одного роста, один с бородой. Но это все было сделано специально. Возможно, шляпы в то время еще не стали так популярны, но они здорово отсылали к эстетике гангстерского кино, и это нам очень подходило. Вообще, чем дальше мы уходим от послевоенного времени, тем больше уверены в том, что тогда люди ходили в лохмотьях. Но участники войны были в Европе и привезли оттуда моду: костюмы, шляпы, обувь. К тому же были товары по лендлизу, и это в том числе и западная одежда. И еще, когда война закончилась, у людей появилось желание выглядеть хорошо. Я помню, мой отец рассказывал, как он в сорок шестом носил габардиновый плащ, который привезли из Китая. Люди хотели наряжаться и верили, что у них теперь все будет хорошо.

Если вспомнить вашу фильмографию, где такие проекты как «Великая», «Диверсант», «Чкалов», уже упомянутые «Тобол» и «Есенин», создается впечатление, что «За час до рассвета» для вас совершенно другая территория. Как вы себя на ней чувствуете?

— Для меня это, и правда, определенный вызов, но уже не первый. Прежде чем начать работу над «За час до рассвета», я снимал мини-сериал «Бендер», и там мне тоже пришлось искать совершенно новые подходы. Вообще сейчас для меня очень драйвовый период, я получаю колоссальный кайф. Даже побаиваюсь предложений, которые требовали бы от меня вернуться назад.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *