На Чеховском фестивале мир сотворили в аквариуме на тысячу литров

На Чеховском фестивале мир сотворили в аквариуме на тысячу литров

В пятницу открылся Чеховский фестиваль, 15-й по счёту и единственный пока не ушедший в онлайн. В большом зале «Зарядье» на открытии давали «Сотворение мира» от известной испанской компании «Фура дель Бауш». Оратория Йозефа Гайдна, через 150 лет прозвучала весьма символично для мира, кажется, подошедшего к краю. С подробностями с первого спектакля — обозреватель «МК».

За несколько часов до начала спектакля режиссёр и сценограф «Сотворения» Карлуш Падрисса на глазах у большого количества журналистов на свою абсолютно лысую и загорелую голову льёт воду из пластиковой бутылки. Присутствующие ошарашены, а он:

— Вот так мы рождаемся среди вод своей мамы.. Это тоже пример крещения, когда в церкви на голову льют прозрачную чистую воду. А театр  — это жест, человеческое движение.

Карлуш рассказывает, что как Бог за семь дней создал мир, так и их компания, приезжая в ту или иную страну, за семь дней создаёт своё «Сотворение мира». То есть солисты  испанские, а оркестр и хор набирается или приглашается из местных. В Москве вместе с испанцами мир сотворили симфонический оркестр имени Е. Ф. Светланова и академический камерный хор (Минин-хор). На репетиции ушло семь дней — это принципиальная позиция испанских постановщиков. 

Свою знаменитую ораторию Йозеф Гайдн сочинил в 1798 году, премьера прошла в Вене. Либретто Готфрида ван Свитена написано на двух языках — английском и немецком, и это первое в мире музыкальное  билингвальное произведение. В Москве оратория  прозвучала на немецком.

По белым тонкой материи полотнам, которые за час сорок пять будут то съезжаться, образуя единый экран, то разъезжаться в разные стороны, бегут буквы, и в проекции они складываются в слова и фразы, оформленные разными шрифтами. Текст носит явно, научный характер, и это говорит о том, что постановщики рассматривают возникновение мира  не  с одной лишь библейской точки зрения. Безусловно, «вначале сотворил Бог небо и землю.  Земля же была безводна и пустынна. И тьма над бездною…И сказал Бог: «Да будет свет. И стал свет». Но в тоже время экранный текст на английском  вступает не в спор, нет,  скорее, в диалог с незыблемым постулатом. «Вначале наша вселенная была сжата. Время не существовало. Под силой квантовой гравитацией материя распадалась». Кто не знает английского, для того научный аспект мистериальной постановки испанцев пропадает. Впрочем, и без этого есть на что посмотреть. 

На сцене — девятиметровый кран, 36 большущих гелиевых матово-белых шаров на веревочках в руках хористов, а также аквариум на тысячу литров воды, в который полностью или частично время от времени погружаются солисты — в зависимости от дня Божьевого творения.

День третий: Настройте струны. Возьмите лиры. Возгласите хвалебную песнь. Ликуйте перед Господом, Богом могущественным. Ибо Он небеса и землю облачил великолепием. День четвёртый, пятый…день шестой, когда «…И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божьему сотворил его, мужчину и женщину…». И тут же — западная цивилизация, прогресс, кризис, пост-истина. В чем она? В том, что мы потеряли идентичность? Что возможности посредством выбора ведут к свободе? Но без идентичностей не существует возможностей.

А в аквариуме плавает человек в оранжевом жилете, и им обозначена та реальность, что параллельно существует не только на сцене божественному творению. Мир беженцев, наводнивших Европу. В их роли — артисты московского хора, одетые, бедно, кто в чем, но с планшетами в руках, которые выполняют несколько функций. В них — текст на немецком, исполняемый хористами, изображения, которые они складывают в общий пазл, дополняющий общий  визуальный ряд спектакля. Два мира пройдут параллельно от начала до конца в сопровождении белых шаров. Мистерия, величие, но с цирком. 

Потрясающе звучит российский оркестр под управлением Хавьера Улисеса Иллана, передавая всю красоту и в тоже время величие музыки Гайдна. Три солиста — Альба Фернандес Кано (Гавриил, Ева), Тони Марсоль (Рафаил, Адам) и Девлет Нургельдыев (Уриил) поют, то зависая с помощью крана над аквариумом, то погружаясь в воду и вновь взмывая над ней. Впрочем, физические испытания, которым они подвергаются почти два часа, не влияют на их изумительное пение в экстремальных условиях. 

Мистерия о сотворении мира несмотря на использование мультимедийных возможностей внешне от начала и до конца выдержана в наивной стилистике, что поначалу даже несколько обескураживает: в контексте современного театра это непривычно просто, никакой навороченности. Произведение даже не испытывается стебом и  извращениями, что уж совсем странно. И тем не менее, форма, выбранная для оратории и оформленная элементами цирка кажется наиболее адекватной и способной донести мысль не только о сотворении, но и спасении мира, оказавшегося в очередной раз на краю. 

Карлуш Падрисса рассказывает о работе над спектаклем.

— Карлуш, как политические события в мире повлияли на вашу постановку?

— Вода, свет, музыка — это не про политику. Мы ищем красоту. Мы работали не только с текстом, написанном для оратории, мы используем научную литературу. Доказано, что все произошло от звёздного взрыва, и на его фоне мы, люди, очень маленькие. В своём спектакле мы задаем вопросы — что такое Адам и Ева, как формируется их душа? А современный человек — он потребитель или творец?

Знаете, в этом году исполняется 500 лет первого путешествия вокруг Света. И это было то время, когда Леонардо да Винчи нарисовал своего человека в круге. Нам понадобилось 500 лет, чтобы понять одно — то, что происходит в одном месте, влияет на людей, живущих в другом. Мы ищем рай на земле. Ищем вместе с Гайдном.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *