«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». Старые коды до сих пор актуальны

«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». Старые коды до сих пор актуальны

МОСКВА, 8 мая — РИА Новости, Павел Сурков. Если и есть у нас национальный герой, то это, конечно, Штирлиц. Отважный разведчик, бескомпромиссно преданный делу, мгновенно обаял всю страну. При премьерном показе «Семнадцати мгновений весны» улицы городов вымирали, а на следующий день подростки в школе обсуждали, раскроет его «папаша Мюллер» или все-таки нет.»Истинный ариец. Характер нордический, выдержанный. Беспощаден к врагам рейха» (из характеристики)Юлиан Семенов, автор цикла романов, придумал беспроигрышный литературный ход. История разведчика Всеволода Владимирова (это и есть настоящее имя Штирлица, псевдоним Максим Исаев он получает в первом романе — «Бриллианты для диктатуры пролетариата») соотносилась с историей страны.Штирлиц начинал опасную карьеру на заре революции, продолжал во время Второй мировой войны, а завершал уже в эпоху победившего социализма, отлавливая недобитых фашистов в поствоенной Европе шестидесятых. Максим Исаев, конечно же, был мил советскому человеку: находясь среди врагов, он говорил одно, делал другое, думал третье, а подразумевал четвертое.»Отличный семьянин; связей, порочивших его, не имел» (из характеристики)Фильм поражал неспешностью — главным для режиссера Татьяны Лиозновой была необходимость показать работу мысли разведчика. Он обыгрывал гестапо прежде всего за счет продуманности комбинаций, а вовсе не из-за ловкости, меткости или врожденного обаяния. И когда милая барышня Габи в исполнении первой красавицы советского кинематографа Светланы Светличной приглашала Штирлица на танец, зритель точно знал: сердце разведчика не дрогнет, по-настоящему он любит исключительно Родину. Ну еще — «стариков и детей».Впрочем, книжный Штирлиц, в отличие от экранного, не отличался пуританским характером: в романе «Приказано выжить» он ухаживает за связной — красоткой-датчанкой Дагмар Фрайтаг. Юлиан Семенов даже не поскупился на одну постельную сцену (книга писалась в начале 80-х, когда в принципе уже можно было поднимать подобные темы, хоть и весьма осторожно). Служебный роман Штирлица оказался непродолжителен: барышню быстро и ловко убрали люди Мюллера. На этом Семенов решил остановиться — больше Штирлиц жене Сашеньке не изменял. Ну а великая сцена свидания разведчика с супругой в кафе «Элефант», которое до сих пор показывают русским туристам в Карловых Варах, появилась в сценарии случайно. Зато надолго запомнилась. Никакого семейного счастья у Штирлица не сложилось. Вернувшись в Москву (причем не с пустыми руками: он отыскал в Аргентине Мюллера и приволок с собой) — разведчик попадает в руки Берии. Застенки гестапо сменяются подвалами Лубянки. Там-то и выясняется, что возвращаться Штирлицу не к кому: и жену, и сына арестовала госбезопасность. В итоге Сашенька погибла в тюрьме, а Александра довели пытками до сумасшествия, и он тоже умер. Все эти трагические события Семенов описал в последнем по времени сочинения романе — «Отчаяние». Этот текст, созданный уже в эпоху поздней перестройки, оставляет ощущение некоей скорописи — автор явно пытался соответствовать обличительному духу времени. Так что избежать столкновения с бериевской машиной Штирлиц никак не мог. После смерти Сталина разведчика освобождают, и в финальном романе цикла «Бомба для председателя» он помогает отыскать престарелых нацистов. Последним Штирлиц настигает Холтоффа, который собирался захватить и взорвать самолет. Кстати, этот роман тоже экранизировали — фильм назывался «Жизнь и смерть Фердинанда Люса», и разведчика Владимирова в нем сыграл Всеволод Сафонов. «У нас все были в СС» (Вольф)Подбор актеров в «Семнадцати мгновениях весны» идеальный: любимые народные и заслуженные артисты с легкостью превращались в фашистских начальников — ни разу не карикатурных, а хитрых, умных и реалистичных. Рассказывают, что Олегу Табакову родственники Вальтера Шелленберга прислали благодарственное письмо за воплощение на экране образа «дяди Вилли», а генерал Вольф, увидев игравшего его Василия Ланового, заявил: «В молодости я был не столь красив». Конечно, картина была стильной: «Семнадцать мгновений весны» снимали в черно-белом варианте не только потому, что пленка значительно дешевле цветной. Это еще позволяло отлично монтировать кадры фильма с реальной хроникой военного времени. Раз! — и Штирлиц с Шелленбергом сидят в зале и внимают речи Геббельса. Два! — и Штирлиц едет по улицам самого настоящего Берлина 1945 года. Ну а красавец Вячеслав Тихонов с его седой прядью, блестящей выправкой, затянутый то в черный мундир, то в дорогой костюм, то в ладно скроенное пальто, — элегантный образец для подражания.Фильм старались сделать максимально реалистичным. Например, планировали съемки на европейской натуре: Лиозновой удалось пробить загранкомандировку для части актерского состава и съемочной группы. Однако всех подвел Лев Дуров, игравший провокатора Клауса. Во время собеседования он решил пошутить с выездной комиссией — вместо серьезных ответов на вопросы типа «как выглядит флаг СССР» он выдавал: «Череп с костями, называется «Веселый Роджер». Комиссия шуток не поняла, Дурову в выезде отказали. Пришлось Штирлицу убивать Клауса не в аутентичном гэдээровском леске, а у подмосковного пруда. «Не падайте в обморок, но мы все под колпаком у Мюллера» (Штирлиц — Шелленбергу, 11-я серия)История о том, как Штирлиц вернулся в Берлин и снова попал в лапы Мюллера, описанная в романе «Приказано выжить», воплотил практически тот же легендарный актерский состав. В 1980-е записали одноименный радиоспектакль, где опять сыграли Вячеслав Тихонов, Леонид Броневой, Олег Табаков, а музыка — вновь Микаэла Таривердиева. Вот только текст от автора читал уже не Ефим Копелян, а Михаил Глузский. Была и еще одна попытка соединить прошлое и настоящее. Когда Сергей Урсуляк снимал сериал «Исаев» о юности Штирлица, на роль отца разведчика приглашал Вячеслава Тихонова. Тот не поддался на уговоры — в фильме сыграл Юрий Соломин. Впрочем, наверное, это и хорошо — легенда должна оставаться легендой. И единственно возможное достойное возвращение киношного Штирлица — это именно такой уникальный выход на большой экран, когда «Семнадцать мгновений весны» впервые покажут в кинотеатрах. И мы снова увидим, как штандартенфюрер идет по коридору, точно будем знать, что радистка Кэт кричит «Мама!» с рязанским акцентом. А еще — что Штирлиц уснет, но обязательно проснется через 20 минут и поедет в Берлин. Эти культурные коды все еще с нами.Восьмого и девятого мая в кинотеатре «Октябрь» можно будет впервые посмотреть многосерийный художественный телефильм «Семнадцать мгновений весны» на большом экране.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *