Шекспир встретился с Little Big на академической сцене

Шекспир встретился с Little Big на академической сцене

Большой драматический театр им. Товстоногова переживает сложные дни. После неудачного капремонта исторического здания труппа вынуждена кочевать по другим площадкам. Премьерный спектакль «Джульетта» играют на сцене Александринки. Даже искушенные зрители не испытывают эффекта присутствия на чужой территории, словно Александринка выпустила эту «Джульетту». А главная героиня выходит не на балкон Вероны к своему возлюбленному, а выглядывает из-под домашней пальмы.

Фото предоставлено пресс-службой БДТ. Автор — Стас Левшин

Многочисленные гости Петербурга, впервые посетившие театр, покинут его с ощущением, что посмотрели спектакль Александринки, а не БДТ. Можно только всем посочувствовать.

Репетиции «Джульетты» начались в конце января 2020 года, но из-за пандемии были прекращены. К работе смогли вернуться только в августе. За это время все мы научились больше ценить живое человеческое общение, мгновения жизни, что благотворно сказалось на взаимоотношениях на сцене, как считают авторы спектакля. «Джульетта» поставлена ярким режиссерским дуэтом из Эстонии — Тийтом Оясоо и Эне-Лийс Семпер. Вместе они работают с 2000 года, и с БДТ их давно связывали творческие намерения. В 2018 году на фестивале NET в Москве произошло эпохальное событие для этого тандема. Именно в России завершил существование их грандиозный по замыслу проект — таллинский театр «N199», каждый спектакль которого имел свой порядковый номер, и отсчет велся с конца. По достижении цифры ноль театр должен был самоликвидироваться. Но произошло все раньше, как говорят, из-за обвинений Оясоо в насилии по отношении к актрисе. После «N043 Грязь» театр простился с публикой навсегда. Полуобнаженные и вовсе нагие актеры, дрожа от холода, месили грязь на сцене, утопали в липкой жиже, но сумели доказать, что человек не тварь и способен вознестись в небеса. Эстонский тандем известен своим участием в Венецианской биеннале, Авиньонском театральном фестивале, постановками в театрах Мюнхена и Вены. С ним всегда было связано нечто экстраординарное. Они бросали вызов унылому существованию.

«Джульетта» начинается с кино. На большом экране, заменившем занавес, мы видим современный сюжет. В маленькой и тесной квартире, напоминающей капсулу, живет молодая пара. Он и она просыпаются, воркуют, разбегаются по своим делам. Она — выпускница театрального вуза, получившая первую в жизни роль, и сразу Джульетту — предел мечтаний любой молодой актрисы. Дебютантка попадает в театр, где своя иерархия отношений, начинает репетировать. То, что переживают герои Шекспира, проецируется на реальные отношения актеров. Затея, конечно, не самая оригинальная для таких ураганных постановщиков, как Семпер и Оясоо. От них ждешь более изощренных и интеллектуальных решений. Хотя театр в театре, актеры, играющие актеров, — благодатная среда для интерпретаций Шекспира, у которого весь мир театр.

На роль Джульетты БДТ пригласил певицу Мусю Тотибадзе, имеющую театральный опыт, но не вполне использовали то, что она более всего умеет. Хотя она исполняет популярные песни недавнего прошлого и настоящего, вплоть до репертуара Пугачевой. И в целом спектакль — это «Чисто Питер», где «никого не жалко», где сегодня отмечают день граненого стакана, лично бухают, как поется в известных песнях. Многоголосие наших дней присутствует во всей красе.

Постановка «Ромео и Джульетты» в неком абстрактном театре, куда приходит героиня Муси Тотибадзе, далека от классического прочтения.

По замыслу Семпер и Оясоо, начинающая актриса очаровывает всех искренностью и непосредственностью, во что, в принципе, сложно поверить, поскольку театр — совсем иная субстанция. Джульетта встретит своего Ромео 1 и Ромео 2 в жизни и на сцене. Первый — молодой человек с экрана, с которым героиня Муси жила в крошечной квартире, — незаметно уйдет на второй план. Новая страсть победит скромный милый рай в малогабаритном шалаше.

Ромео 2 в исполнении Ивана Федорука темпераментен и сгорает на наших глазах с сумасшедшей энергией. Все молодые актеры на сцене талантливы и стремительны, тратят колоссальный заряд на выполнение поставленных задач, а эмоций никаких не вызывают.

Эне-Лийс Семпер и Тийт Оясоо решили поговорить о метаморфозах и метафизике любви в современном мире, ставшей «объектом потребления». «Поп-песни о любви, розовые неоновые сердечки на витринах, лавина огненно-красных роз и воздушных шаров в День святого Валентина, плакаты девушек с большими тоскующими глазами в городском пейзаже… Любовь стала знаком, товаром, неотъемлемым правом человека, будничным аксессуаром среди множества других повседневных образов. Люди сравнивают моменты счастья в Фейсбуке, в Инстаграме, делая свою личную жизнь общедоступной», — декларируют постановщики. И такой порядок вещей невозможно соотнести с историей, написанной Шекспиром более четырехсот лет назад, где все было настоящее.

Эне-Лийс Семпер и Тийт Оясоо попытались реализовать свои идеи, но их энергия ушла на такие же искусственные модули. Второе действие стилистически отличается от первого и чем-то напоминает клипы популярной группы Little Big, хотя костюмы и образы заимствованы совершенно из другой эпохи. И в этом тоже модернизм современного образца, вызывающий такой восторг у публики.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *