«Пиотровский, вы серьезно?!»: повесившему портрет в Эрмитаже блогеру пригрозили тюрьмой

«Пиотровский, вы серьезно?!»: повесившему портрет в Эрмитаже блогеру пригрозили тюрьмой

Путешественник Кирилл Смородин пошутил в Эрмитаже: повесил свой портрет в мундире ХIХ века в Военной галерее 1812 года и сфотографировался на фоне. Лишний экспонат почти сразу сняли со стены, правда, Кирилл успел опубликовать снимки в Инстаграме. Казалось бы, пожурите парня, оштрафуйте да отпустите. Но нет. Музей обратился в прокуратуру Петербурга с заявлением, чтобы проверили: а не оскорбил ли Смородин память защитников Отечества?

Фото: Соцсети

Теперь шутнику грозит серьезный штраф (до 3 млн рублей) или реальный срок – до трех лет лишения свободы (статья 354.1 УК РФ). Такая реакция удивляет, пожалуй, в разы больше, чем бесцеремонная выходка путешественника. И тут уже не до смеха.

Хочется спросить господина Пиотровского: Михаил Борисович, вы серьезно? У вас, интеллигентного, образованного человека, всегда все было в порядке с чувством юмора, а тут что – день не задался? Помнится, когда в вашей вотчине обнаружилась недостача в более чем 200 экспонатов, музей целый год размышлял – подавать ли заявление в полицию, и только после смерти виновницы преступления, хранительницы Ларисы Завадской, решился. А там ведь было действительно серьезное и масштабное преступление, а тут что? Пранкинг – по-русски, значит, шалость, а уж смешная или глупая – другой вопрос, вряд ли для прокуратуры. Однако тут с заявлением не мешкали.

«Я говорил об этом много и не устану повторять: многие законы, что у нас есть, недружелюбны к культуре. Все законы об оскорблении чувств, в том числе и об оскорблении чувств верующих, не предусматривают, что культура – это особая сфера», – говорил три года назад Михаил Борисович на юридическом форуме. А теперь, выходит, что-то поменялось?

Когда в 2012 году в прокуратуру Петербурга поступило более ста жалоб на выставку британских художников братьев Чепмен в Эрмитаже (посетителей возмутила инсталляция в виде христианского креста, к которому были приколочены клоун из ресторанов быстрого питания и плюшевый мишка) и музей обвиняли в экстремизме и оскорблении чувств верующих, Михаил Борисович сначала отшучивался, а потом сетовал на «культурную деградацию общества» и «доносное использование общественного мнения». Так зачем же идти тем же путем, не умнее ли отшутиться, ведь как было выше замечено: «культура — это особая сфера»?

Кстати, о Кирилле Смородине, который, похоже, уже и сам не рад своей эрмитажной шалости – такого поворота он никак не ожидал. Парню 29 лет, у него есть свой канал, где он выкладывает видео из путешествий. Улыбчивый, добродушный, веселый молодой человек.

Свое первое путешествие он совершил от безнадеги: был в жуткой депрессии, на пороге суицида и в один прекрасный день просто вышел из дома и без денег отправился в кругосветку, которую завершил через 537 дней. Спас сам себя – движением и приключениями. Теперь нарвался на еще одно, но стоит ли губить парня и доводить дело до уголовного разбирательства?

Конечно, это не дело – ловить хайп любыми способами. В музее есть определенные правила, и их стоит соблюдать. Если каждый ради смеха начнет вешать в музеи свои творения, что тогда начнется? Глупость ради рейтинга? Думал ли этот парень про уважение к музею и смотрителям, которых будут распинать за инцидент? Вряд ли.

И все же это не первый случай в музейной истории с лишним экспонатом. Знаменитый Бэнкси повесил целую серию своих работ в экспозиции разных галерей мира – от Лувра и Тейт до Метрополитан и Бруклинского музея. Он тоже отталкивался от содержания выставок и добавлял в стилизованную под тему экспозиции работу что-то свое, шуточное: например, ограничительную ленту на классический пейзаж или смайлик вместо лица Моны Лизы. Музеи тогда просто разводили руками, удивляясь ловкости художника, а искусствоведы говорили о конфликте между музейными канонами и независимостью творца. Между прочим, благодаря этим шалостям Бэнкси многие люди по всему миру сами начали заниматься искусством, поняв, что не обязательно зависеть от галерей. И при этом ни один музейный экспонат не пострадал, только новые добавились.

Автор этих строк тоже совершил «художественную диверсию» в стиле Бэнкси два года назад. В марте 2019-го журналисты «МК» повесили в Историческом музее лишний экспонат, но не ради забавы (хотя мы надеялись, что нашу выходку воспримут с юмором), а для пользы дела – музейного. Тогда все как-то очень быстро забыли о громкой краже пейзажа Архипа Куинджи «Ай-Петри» из Третьяковки, случившейся за пару месяц до нашей акции, а ведь картину увели средь бела дня при большом скоплении публики. Первое время как-то посуетились, обещали разобраться и усилить безопасность повсеместно, но потом активность сошла на нет.

Мы решили напомнить о проблеме и проверить на безопасность другой крупный музей. И повесили на выставку «Николай II. Семья и престол» портрет императрицы Александры Федоровны с тревожной кнопкой в руке (такая есть у каждого смотрителя и ее нужно просто нажать в случае ЧП). Лишний экспонат спустя трое суток (!) заметил куратор выставки. Посмеялся и забыл, а вот музей нам этого не простил. Выслушать пришлось немало нелицеприятного, но, к сожалению, о вопросах безопасности думать не захотели.

Конечно, проще вылить ушат хейта, перевести стрелки, чем всерьез заняться решением важной проблемы (и как доказывает случай в Эрмитаже, вопрос с охраной музеев остается открытым). Заметим, были и адекватные реакции: так, тогдашний министр культуры Владимир Мединский воспринял нашу акцию как шутку. Из полиции, впрочем, к нам никто не приходил. История осталась в рамках общественной дискуссии, как должно быть в подобных ситуациях, правда, ушла она не в ту сторону.

Странные дела творятся в нашем королевстве. За мелкие проступки теперь можно получить, как любит выражаться Кирилл Смородин, «за всю хурму», а за серьезные что у нас? После того как бездомный, очевидно, не найдя никаких альтернатив, решил ночью высушить носки на Вечном огне (а температура в Миассе была -2), уральским инцидентом заинтересовался лично председатель СК России Александр Бастрыкин и теперь бомжу грозит срок до 3 лет лишения свободы по статье 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма»). Вот это – да, преступление века. А когда выясняется, что в тюрьмах насилуют заключенных (и ведь не только в саратовской колонии, а по всей стране), крайним оказывается человек, который придал злодеяния огласке, и ему приходится бежать за границу.

Если сын директора Эрмитажа, Борис Пиотровский-младший, вице-губернатор Петербурга и первый зампредседатель Комитета по культуре города, совмещает госслужбу с работой в фонде развития городской скульптуры «Городские проекты», что противоречит ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», – это ничего, просто случайность, техническая ошибка. А если в музее недосмотрели за посетителем, который решил совершить шалость, то это беспредел – казнить, нельзя помиловать. Вот такие у нас интересные времена…

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *