«Ленком» представил комедию Мольера: вывели мошенников на чистую воду

«Ленком» представил комедию Мольера: вывели мошенников на чистую воду

«Вечный обманщик» — первая полноценная премьера, которая обсуждалась ещё с Марком Захаровым при жизни, наконец представлена на сцене «Ленкома». Постановщик из Литвы Дайнюс Казлаускас предложил весьма неожиданное по форме и рискованное по содержанию прочтение мольеровской пьесы «Тартюф». С премьерного показа — обозреватель «МК».

Фото: lenkom.ru.

Постановка обсуждалась с молодым режиссёром ещё тогда, когда слова «пандемия» и «локдаун» не рулили нашей жизнью, в том числе и театральной. Но именно они готовили «Тартюфа» печальную судьбу — сначала Казлаускас по причине жесткого карантина не мог прилететь в российскую столицу, а когда Первопрестольная на короткий срок открылась, сам подхватил Covid. Первую волну сменила вторая и, казалось, все противилось появлению «Тартюфа» на ленкомовской сцене, но, видимо, небесам было угодно, чтобы спектакль встал в  афишу популярного театра. Тем более, что главный герой  Мольера то и дело аппелирует  к небесам и Всевышнему. 

«Вечный обманщик» удивляет с первой же сцены: вместо декорации  по порталам и заднику — яркие видеопроекции на которых картины старых мастеров (например, Караваджо), античные скульптуры,  на раз  трансформирующиеся  в персонажей  пьесы и крупные планы их самих. А вот и они собственной персоной — наивняк  Оргон, оторва Дарина, Эльмира с братом Клеоном, Марианна с возлюбленным Валером, освоившие российские подмостки аж с 1757 года (именно тогда в Петербурге состоялось первое представление пьесы французского комедиографа).  А сколько их ещё  было потом!

И тут же второй сюрприз от постановщика — первая сцена начинается с … финала — ареста мошенника Тартюфа, вероломно воспользовавшегося доверчивостью своего благодетеля. То есть «пленка» событий в парижском доме достопочтенного господина запущена Казлаускасом с самого конца — обманщик, рядившийся в святошу, вот-вот понесёт заслуженное наказание. Однако все оборачивается шуткой — под арест попадёт сама жертва обмана.

Да-да, события движутся от финальной точки к начальной по рисунку и пластике в стилистике комедии дель-арте: герои принимают характерные позы, на мгновение превращаясь в собственные молчаливые тени, отдельные мизансцены намеренно заострены или доведены до безумного фарса и балансируют на грани. Именно так выглядит сцена на троих — Тартюф, Эльмира и муж под столом, перенесённая из второго действия в первое. Карикатурный секс с участием красотки, святого и туповатого мужа вызывает хохот в зале. 

Но судя по тому, как дальше разматывается нить событий, режиссёр не ставил себе целью сделать одну лишь легковесную комедию. Он обратился к истории написания пьесы, которая имела три редакции, отличающиеся друг от друга названиями, и была запрещена церковью в силу именно резкой критики религии. Ведь изначально реальный Тартюф был духовным лицом, членом религиозной организации «Общество святых даров», святые братья которой втирались в доверие к людям и потом доносили на них в полицию, чтобы завладеть их имуществом. Пьеса была переписана автором и уже в таком виде обрела сценическую жизнь по всему миру. Режиссёр из Литвы, включив фантазию, решил приблизить постановку к запрещённому варианту 1664-го года, увы, не сохранившемуся, и тему лицемерия и ханжества церкви сделал едва ли не главной в своей постановке. Она тянет за собой другую — испытание человеческой доверчивости, ее предел.  

Фото: lenkom.ru.

Но от порока до святости тут, как говорится, один шаг. Ибо как сказано у Мольера: «Ведь для грехов любых/Есть оправдание в намереньях благих». А уж со святостью режиссер вообще играет как с огнём: одна пародия на библейские истории, в частности, восхождение Христа  на Голгофу, чего стоит. Воинствующие православные, того и гляди, могут возбудиться.

А собственно что изменилось сегодня? Буквально на каждом шагу действительность предлагает нам широкий ассортимент всех видов мошенничества, в том числе и религиозного свойства. Креста на прохвостах, прикрывающихся именем Господа, нет. Так что пьеса господина де Мольера, похоже, никогда не потеряет своей актуальности несмотря на смягченную  жесткость первого варианта. И не случайно  спектакль в «Ленкоме» назван «Вечный обманщик» (у Мольера  — «Тартюф или Лицимер», просто «Обманщик», наконец просто «Тартюф»). 

В «Вечном обманщике» наряду с опытными артистами (Анна Якунина, Иван Агапов , Елена Степанова, Александр Карнаушкин) на первый план вышло новое поколение ленкомовцев, прежде занятых в основном в массовке. Это, конечно,  исполнитель роли Тартюфа Станислав Тикунов. Статный, гибкий, похожий на змея-искусителя, он весьма убедителен  в  образе негодяя и прохвоста, ставшего символом вселенского зла. Анастасия Марчук (Эльмира), Анна Зайкова, Елена Есенина (Мариана), Сергей Пиатровский (Клеант), Кирилл Петров (Демис) и Сергей Ююкин (Валер) — имена этих  молодых актёров стоит запомнить. 

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *