«Конец фильма»: Котт стал русским Вуди Алленом, Бероев сыграл Марчелло Мастроянни

«Конец фильма»: Котт стал русским Вуди Алленом, Бероев сыграл Марчелло Мастроянни

«Конец фильма», снятый Владимиром Коттом на свой страх и риск, без денег и поддержки, отмечен жюри под руководством Владимира Хотиненко на фестивале «Хрустальный источникЪ» в Ессентуках. За режиссуру наградили еще один авторский фильм — «Последняя «Милая Болгария» Алексея Федорченко. Неожиданное решение для киносмотра, нацеленного на популярные жанры. Но в нашей жизни все так быстро меняется, что стало очевидным и на примере еще одной картины «Grand Канкан», снятой об оперетте с матом.

Кадр из фильма «Конец фильма». Фото предоставлено съемочной группой

Владимира Котта специально вызвали из Москвы в Ессентуки за наградой. Впервые посетив кавказский бальнеологический курорт, он пришел к выводу, что «грязь бывает разной». «Это смелое решение жюри. Я снимал про инопланетян, про 30-е годы, а теперь впервые снял про себя. Я понимал, что не могу это не снять», — прокомментировал он решение жюри под руководством своего учителя Хотиненко. Но награду получил он не по блату, а за то, что снял прекрасное, тонкое кино о кино, про метания любого думающего режиссера, у которого нет возможности снимать то, ради чего пришел в профессию. Недавно португальские зрители сравнили Котта с Вуди Алленом, а еще раньше это сделал «МК». Страдающую душу режиссера тонко отрефлексировал прекрасный артист Валентин Самохин, герой которого задается вопросом, режиссер ли он, продолжая снимать опостылевшие сериалы. А за спиной постоянно, как укор совести, стоит Марчелло Мастроянни, сыгранный Егором Бероевым. Он, кстати, должен был приехать в Ессентуки, но после скандала на церемонии ТЭФИ, где актер выступил против насильственной вакцинации, прикрепив к груди желтую звезду, приходится лишний раз на публике не появляться. Сам Владимир Котт сыграл в своей картине успешного режиссера Харампийского, готового снимать на патриотическую тему, про Крым и хоккей, что угодно, на что выделяют финансирование. А вот на мурашки и дрожь никто их не даст.

Если Котт — наш Вуди Аллен, то Алексей Федорченко — российский Гринуэй. Его «Последняя «Милая Болгария», героями которой стали Михаил Зощенко и Сергей Эйзенштейн, — изысканная и эффектная картина, с декорациями из камыша и с использованием полиэкрана. Сам Федорченко называет ее психо-аналитическим детективом, в котором исследуется меланхолия российской интеллигенции 1930-х годов.

Кадр из фильма «Последняя «Милая Болгария». Фото предоставлено съемочной группой

Спецпризом жюри отмечен «Grand Канкан» Михаила Косырева-Нестерова. Помимо режиссера представляли фильм солисты Московского театра оперетты, дебютанты в кино — супруги Павел и Яна Ивановы, не побоявшиеся рассказать и о своей собственной судьбе. Когда-то оперетта была чрезвычайно популярным жанром, а потом стала элитарным. Но с этим утверждением Павел Иванов не согласен: «В 90-е и начале 2000-х оперетта действительно загнулась. Иначе не скажешь. Но теперь в наш театр не попасть». История его встречи с режиссером Михаилом Косыревым-Нестеровым стоит отдельного описания. «Представляете, выхожу я после спектакля, и ко мне подходит человек, говорит, что хочет снять обо мне фильм. Он один ходит на все наши спектакли, говорит: «Я ваш поклонник». Маньяк? Приглашает нас с Яной в ресторан к другу обсудить детали. Яна на это сказала: «Только через мой труп». Не знаю почему, но мы пригласили Михаила в гости, чтобы не встречаться в ресторане. Моя жена потрясающе готовит. Это верх кулинарии. Я такого в ресторанах никогда не ел. Под прекрасную еду, бутылочку вина мы посидели и поговорили по душам. Михаил рассказал свою концепцию: артист театра оперетты выходит на сцену, должен дарить радость, при этом в его жизни случаются трагедии. Отчасти это наша с Яной личная история». 

В изложении Михаила Косырева-Нестерова все выглядит так: «Шел я в плохом настроении мимо Театра оперетты, решил зайти. До этого я бывал в оперетте один раз в школьном возрасте. Купил билет. Было место только в первом ряду. Живой оркестр, на сцене прекрасные молодые ребята, и мне захотелось жить. И я подумал о том, а в каком состоянии актеры выходят на сцену, если у них что-то произошло в семье? Потом стал ходить на спектакли, родился замысел фильма». Надо было как-то попасть за кулисы, и он обратился к руководителю театра Тартаковскому, рассказал о своем замысле и получил карт-бланш. С той поры мог вместе с оператором Дмитрием Улюкаевым ходить на все спектакли и репетиции. Посещал их так настойчиво, что кое-кто подумал, что его решили подсидеть. «Меня привлекли прежде всего молодые, первоклассные актеры, Павел Иванов, который поет все ведущие партии, стал финалистом шоу «Голос», — рассказывает Михаил.

Артисты Театра оперетты Павел Иванов и Яна Иванова дебютировали в кино.

Фото: Светлана Хохрякова

«Grand Канкан» получил десятка два наград по всему миру. Особенно его полюбили в США и отнесли к разряду мюзиклов, с чем Михаил Косырев-Нестеров не согласен. Он снимал музыкальную драму. Интересная у этого режиссера судьба. Сделал всего три картины, но какие необычные. «Океан» снимал на Кубе. В российско-французской «Поездке к матери» свою последнюю по времени роль сыграла Маргарита Терехова, снятая со спины, но произносящая текст. Роль ее дочери сыграла Адель Экзаркопулос, будущая звезда фильма «Жизнь Адель» Абделатифа Кешиша. В «Grand канкане» дебютировали артисты Московского театра оперетты. В Ессентуках показали запиканную версию фильма, а в оригинале это оперетта с матом. «Я делаю то, что хочу, и расплачиваюсь за это отсутствием работы, — говорит Михаил Косырев-Нестеров. — Я упростил себе работу с актерами, взяв тех, кто пережил примерно такие же события в реальной жизни».

В течение пяти дней Яна и Павел по вечерам выходили к публике в Лечебном парке, исполняли классические произведения на открытом воздухе под живой аккомпанемент. «Мы за один концерт теряем несколько килограммов», — признается Павел Иванов. Эта прекрасная высокопрофессиональная пара украсила фестиваль и оказалась так не похожа на некоторых заевшихся киноартистов, давно утративших связь с реальностью.

Василий Мищенко, снявшийся в двух конкурсных картинах, «Клятва» и «Флешмоб», представивший свою режиссерскую работу — спектакль «Любовь и голуби», получил приз «Признание» им. Риммы Марковой. На сцене он вспомнил о совместных съемках с легендарной актрисой у Рудольфа Фрунтова в фильме «Дураки умирают по пятницам»: «У Риммы Марковой была небольшая роль. На съемках у нас произошло какое-то недопонимание, и она что-то резко ответила. После этого мы не виделись. Я хочу попросить у нее прощения, если сказал что-то не так».

В Лечебном парке Ессентуков находится исторический павильон «Механотерапия», где в полной сохранности имеются тренажеры 1902 года, на которых занимались Станиславский и Шаляпин, актрисы Вера Комиссаржевская и Мария Савина. В 1942 году с риском для жизни их спас от разграбления и вывоза в Германию Евдоким Жерноклеев. Именно в зале механотерапии снимал в 1984 году некоторые сцены фильма «Любовь и голуби» Владимир Меньшов. Там героиня Людмилы Гурченко Раиса Захаровна вместе с героем Александра Михайлова занимались на тренажерах. В спектакле Василия Мищенко, показанном в Ессентуках, занята Раиса Рязанова, снимавшаяся у Меньшова в фильме «Москва слезам не верит». Сразу после кончины режиссера эти показы очень чувствительно воспринимались зрителями.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *