Художник на миллионы долларов: выставка Николая Фешина в Третьяковке

Художник на миллионы долларов: выставка Николая Фешина в Третьяковке

МОСКВА, 26 мая — РИА Новости, Ольга Распопова. Из Казани в Третьяковскую галерею привезли отличное собрание работ Николая Фешина — одного из самых недооцененных на родине художников, чьи картины на аукционах стоят миллионы долларов. Когда он ушел из жизни, в одной из американских газет написали: «Умер бог живописи». А в СССР об ученике Репина, эмигрировавшем в США, вспомнили лишь в 1970-х, и то ненадолго. О том, почему превосходного портретиста, 140-летие которого отметят в этом году, стоит узнать получше, — в материале РИА Новости. Ценитель женской красотыКогда Николай Иванович «ставил натурщицу», сбегались все. И вовсе не чтобы просто поглазеть на обнаженную: студентам художественной школы ню хватало.»Самую, казалось бы, невзрачную девушку Фешин превращал в Музу: подбирал правильную позу, драпировку. Он видел естественную красоту в каждом человеке и передавал ее с невероятной теплотой», — говорит куратор выставки в Третьяковке Надежда Мусянкова.Моделей с накрашенными губами художник заставлял умываться: такого не терпел. Расхаживая по классу во время занятий и останавливаясь у мольбертов, покуривал сигару. Это, конечно, не по правилам, но харизматичному преподавателю его ученики и коллеги прощали многое. Фешин приехал в Петербург из Казани. В Академию поступил вторым номером, Репин называл его своим лучшим учеником. На него повлияли и другие мастера того времени.При этом стиль у Фешина очень узнаваемый, что хорошо видно по его «русскому периоду», которому как раз и посвящена выставка. Без малого шесть десятков произведений, кроме прекрасных картин маслом, — это и эскизы гуашью, и графика, и скульптура (Фешин был прекрасным резчиком по дереву, этот талант он унаследовал от отца — резчика иконостасов). Почти все — из Государственного музея изобразительных искусств Татарстана, где богатая коллекция работ художника. Воздуха, воздухаДля Третьяковки это не первая выставка Фешина (предыдущая была в 2012 году) и уже третья экспозиция из Казани: Татарстан знакомит Москву со своими сокровищами в честь столетия образования республики. Перевозка, хотя речь всего о нескольких сотнях километров, оказалась непростой. Работы очень капризные. «Техника у Фешина стремительная, мазки пастозные, то есть густые, а такие склонны отваливаться от холста», — объясняет куратор Надежда Мусянкова. Но картины, соблюдая все правила предосторожности, благополучно транспортировали, причем даже огромные: «Обливание» (1914) и «Бойня» (1910-1911). Каждое полотно по три метра в длину и два с половиной в высоту. Они и стали хедлайнерами выставки. Особенно искусствоведов занимает «Бойня», где Фешин изобразил разделку туш: эта работа вообще впервые отправилась на «гастроли». По словам Трегуловой, художник так отреагировал на события Кровавого воскресенья 1905 года. Мусянкова считает, что мастер поддержал вегетарианское движение, которое в начале прошлого века набирало популярность благодаря идеям Толстого. «В любом случае поражает, как художник преобразовал столь сложный сюжет: он нашел тонкую грань, балансируя между жестокостью и эстетикой», — говорит куратор.Эволюцию художественного замысла позволяют проследить эскизы гуашью. В том числе и к известным картинам, которых на выставке нет. Например, к дипломной работе Фешина «Капустница» (1909) — ее не смогли привезти из петербургского Музея академии художеств — и к «Черемисской свадьбе», которую в 2011-м на торгах Sotheby’s купили в частную коллекцию за 3,33 миллиона долларов. А еще, сетует Мусянкова, в Третьяковке очень хотели показать московской публике графику, однако места в небольших залах Инженерного корпуса уже не хватило. Точнее, может, и нашлось бы. «Но Фешин — такой художник, который требует воздуха». Выставку планировали открыть в ноябре в Новой Третьяковке, где попросторнее, но опять помешала пандемия. «Фитюлька»Тем не менее в итоге, кажется, выставка стала даже логичнее: все же не зря Фешина современники называли «живым Старым мастером». И по стилю, и духу его работы ближе к коллекции в Лаврушинском, чем к Крымскому валу. Например, портрет девятилетней Вари Адоратской, неизбежно вызывающий ассоциации с серовской «Девочкой с персиками», — тут и такого же высочайшего уровня мастерство исполнения, и похожий сюжет. Юная модель, кстати, диктовала художнику условия: идею изобразить ее в ночной рубашке с куклой, которую она кормит из ложечки, решительно отвергла. «Во-первых, только в платье, во-вторых, я не кормлю своих игрушек. Куклы же есть не умеют!» — заявила Варя. Интересно, что картина, около которой с восхищением останавливается, наверное, каждый посетитель выставки, родителям Вари не понравилась: они даже ее не выкупили. С другим ребенком, сыном знакомого врача, случился забавный казус. На первом же сеансе четырехлетний Миша ляпнул: мол, его мама называет художника «фитюлькой». Фешин страшно обиделся. Хотя ему объясняли, что госпожа Бардукова на самом деле сказала: «такой талант Николай Иванович, а с виду такой фитюлька», сеансы закончились. После отъезда художника в Америку его покровительница и друг Надежда Сапожникова вырезала этюд головы мальчика из большого незавершенного холста. В таком виде портрет теперь и существует — впрочем, кажется, незаконченность ему только к лицу. Эмигрант поневолеПортретов Сапожниковой на выставке в Третьяковке несколько: она сыграла заметную роль в карьере художника. Образами двух других близких ему женщин открывается экспозиция: жена Александра, которая ушла от него после двадцати лет брака, и дочь Ия, любимая модель, а позже хранительница творческого наследия. Она-то и перезахоронила прах отца, умершего в Калифорнии, в родной Казани, как он и завещал. Именно Ия вместе с другими работами Фешина передала в местный музей «Голову индейского мальчика» (1927-1933) — бронзовую скульптуру, которой завершается выставка. Уже в Америке, когда у него обострился туберкулез, Фешин переехал в колоритный городок Таос в штате Нью-Мексико, население которого — гремучая смесь индейцев, испанцев, мексиканцев, американцев и эмигрантов-европейцев. Там выстроил себе терем в русском стиле и стал изучать местные обычаи малых народностей — то, чем с упоением прежде занимался в России. Говорят, знахарь индейского племени, вообще старавшийся не вступать в контакт с белыми людьми, согласился позировать Фешину.Коммерчески «американский» период художника оказался очень успешным. Из бедности, которая преследовала его в юности после разорения отца, после страшного голода в Поволжье, вынудившего бежать в сытую Америку, он наконец добился славы и призвания. Лишился навсегда только одного — родины. По словам Мусянковой, студентов художник учил все произведения «строить на равновесии». Видимо, в конце жизни он это утратил — зато в его картинах и скульптурах навсегда осталась удивительная гармония. «Николай Фешин. Из собрания Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан», Третьяковская галерея, Инженерный корпус, до 22 августа.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *