Чтобы получить «Золотого орла», надо было пострадать

Чтобы получить «Золотого орла», надо было пострадать

В 19-й раз вручили кинопремию «Золотой орел», что совсем не означает хоть сколько-нибудь объективного подведения кинематографических итогов 2020 года. В вотчине Никиты Михалкова общий список номинантов не просто удивляет, он шокирует. В нем традиционно отсутствуют самые заметные картины года, в приоритете оказывается спортивное кино,  продукция главных телеканалов и собственной семьи. Но в этот раз принцип выдвижения номинантов превысил все санитарные нормы.  

Никита Михалков с женой.

Фото: Геннадий Авраменко

В пятерке лучших фильмов, по мнению киноакадемиков, фигурировали: «Блокадный дневник» Андрея Зайцева, уже отмеченный главной наградой ММКФ под руководством Михалкова, «Дорогие товарищи!» Андрея Кончаловского, две спортивные драмы «Лед 2» Жоры Крыжовникова и «Стрельцов» Алексея Учителя, в числе сопродюсеров которого опять же Михалков, и «Союз спасения» Андрея Кравчука. Причем «Союз спасения» был представлен в 13 номинациях, а в одной из них дважды. Такое ощущение, что других фильмов у нас нет.  

Но главная награда за лучший фильм досталась «Блокадному дневнику», который поначалу едва не забили в кровь активисты, увидев трейлер. Но Михалков защитил его от нападок своей могучей грудью сначала призом ММКФ, а теперь еще обоймой наград. Теперь уже никто не посмеет сказать, что картина порочит память тех, кто пережил блокаду.

Андрея Зайцева, до этого снимавшего совсем другое кино, которое тоже вызывало агрессию части активных сограждан, отметили за лучший сценарий. А лучшую женскую роль, по мнению киноакадемиков, сыграла Ольга Озоллапиня.

При этом не был выдвинут на соискание премии Сергей Дрейден, который сделал эту картину живой.  

Андрей Зайцев вспоминает о своей работе: « Когда погружаешься в историю блокады, видишь, что пришлось нашим предками пережить, то все, что происходит с нами сейчас, кажется несущественным.  Все познается в сравнении. 

Сценария бы не было, если бы не книга Алеся Адамовича и Даниила Гранина, которая дала толчок, и я понял, что должен снять этот фильм.

Читать дневники умирающих людей, их воспоминания, — тяжелейшее потрясение. Часто говорят про «Блокадную книгу» Даниила Гранина, а Алеся Адамовича перестают упоминать. Но именно он задумал ее и пришел с этой идеей к Даниилу Гранину. 

Если бы не он, мы не получили бы этот уникальный документ, благодаря которому знаем, какой была блокада. Фильма бы не было, если бы не было и Ольги Берггольц и ее воспоминаний о том, как она шла к отцу через блокадный город, чувствуя, что умирает. Отец возвратил ее к жизни своим разговором. И без воспоминаний блокадников, сидевших в своих темных комнатах, он не получился бы. Они умирали, но вели дневники. Это многое говорит про  нашу страну».  

Ольга Озоллапиня – главная загадка картины. Окончив мастерскую Сергея Женовача, войдя в труппу его «Студии театрального искусства», она теперь молится другим богам и со слезами рассказывает о тех ужасах, которые сопровождали ее работу в «Блокадном дневнике». Еще в Сочи на «Кинотавре» она удивила признанием о том, что ничего не знала о блокаде. Списать можно только на то, что родилась и жила Ольга в Риге, в другом государстве.

.

«Режиссер Андрей Зайцев не утвердил меня на роль дважды, — говорит актриса.- Он считал, что я комедийная актриса, но я с этим не согласна. Прошел год, и я написала ему смс: «Давай встретимся и поговорим». Когда мы встретились,  выяснилось,  что утверждена другая актриса.  Но что-то случилось, и меня утвердили на роль за месяц до начала съемок. 

Андрей сказал, что если бы не смс, убедившая его в том, что я хочу и могу сыграть эту роль, то он бы никогда не вернулся к моей кандидатуре.  Работавшие на картине  художник по костюмам Екатерина Химичева и художник по гриму Наталия Крымская тоже номинированы. 

Когда я узнала, что будет Наташа, работавшая с Алексеем Балабановым («Жмурки», «Морфий», «Мне не больно»), мне это показалось чем-то невероятным. Вопросов к моему лицу было много, Была задача изменить его. Мне нужно было изменить разрез глаз (зачем – совершенно не понятно, лица актрисы мы почти не видим, оно замотано платком – С.Х.). Помню, как Наташа держала на ноже пластический грим и говорила: «Оля, у тебя последний шанс сказать: «Нет!» Если в середине проекта у тебя случится аллергия, появятся ранки, мы назад не сможем вернуться. Тебе придется с этим бороться, чтобы сниматься до конца».

Так и случилось. У меня были раны на веках. Грим жег мне лицо, а соль руки. Я выбегала на улицу и засовывала руки в сугроб. Это меня как-то отвлекало, потому что первые пять минут надо было выдержать. Есть такой потрясающий снег, который привозят из Германии. Его разбрызгивают из пульверизатора на костюм.

Мне нельзя было садиться, потому что художники по костюмам работали сорок минут и не могли это делать в теплом помещении. Там снег моментально  таял. Они обрезали кончики перчаток, чтобы снежить костюм. У  них от воды замерзали руки. Они меня снежили весь день, и у них  были обморожены пальцы.  

Мне нельзя было садиться. Я спрашивала у режиссера, какую сторону снежить, ведь на каждую требовалось сорок минут. А он отвечал: «Не знаю. Все!» А мне хотелось сесть, к чему-то прислониться, а нельзя. Художники потратили на меня столько времени. Пострадали их пальцы. И мы стояли.

Так случилось, что, когда Андрей меня не утвердил, Никита Михалков как раз набирал  курс в своей  академии. А это была моя мечта с детства – поработать с ним. Я поступила, отучилась и теперь  хочу сказать своему мастеру: «Я пришла к вам не живая, а вы мне дали живую воду и сказали, что я могу себя любить».  Мечты сбываются.  Я благодарна Андрею Зайцеву за то, что он был рядом со мной три месяца, и считаю. что он снял великое кино».     

Номинации не внушали оптимизма, но все могло быть и хуже. А теперь картинка не такая уж и убийственная. Награду за лучшую мужскую роль получил Юрий Борисов, который прекрасен сам по себе и безотносительно к конкретной картине «Калашников», за которую был отмечен. Не фильм ему, а он фильму принес награду.

Впечатляла номинация «Лучшая женская роль второго плана», где были представлены: Мария Аронова и Надежда Михалкова в фильме «Лед 2» и Софья Эрнст в «Союзе спасения». Награду в итоге получила Мария Аронова. В аналогичной мужской номинации размаха в названиях тоже не было. Выдвигались Александр Домогаров и Иван Колесников в «Союзе спасения», первый и получил награду, а также Александр Яценко в «Стрельцове».

За операторскую работу, как и два года назад отметили Игоря Гринякина. В 2019-ом он победил с «Движением  вверх», а теперь отмечен за «Союз спасения». Кстати, после Андрея Кравчука одноименный сериал снимет Никита Высоцкий, которому изначально принадлежит идея проекта, и который стал соавтором сценария «Союза спасения». Надо сказать, что этой картине отданы целая обойма «Золотых орлов: за работу художника-постановщика (Сергей Агин), художника по костюмам (Екатерина Шапкайц, в послужном списке которой «Письма мертвого человека», «Железная пята олигархии», «Трудно быть богом», «Высоцкий. Спасибо, что живой»), гримера (Татьяна Вавилова), звукорежиссера (Павел Дореули). Она отмечена и за   визуальные  эффекты (Студия  Film Lirection FX). Все это как напоминание о том, что в кино трудятся прекрасные специалисты, остающиеся за кадром. Скажем, только искусный гример способен превратить Евгения Стычкина в Ленина, Лермонтова, Пушкина, Нестора Махно.

«Стрельцов» остался с одним «Орлом» за монтаж (Дмитрий Корабельников и Александр Кошелев), а «Доктор Лиза» отмечена за музыку Юрия Потеенко. Как правильно он сказал, никогда не стоит бояться живой музыки в кино. Но режиссеры  и продюсеры чаще выбирают более легкий путь. 

Картина Андрея Кончаловского «Дорогие товарищи!» получил всего одну награду за режиссуру. Видимо, руководство премии решили не повторять недавний триумф его «Рая», хотя объективности ради, стоит сказать, что  его новая картина посильнее всех остальных, выдвинутых на соискание «Золотого орла».   

«Лучшим неигровым фильмом» названа «Пространство стиха: Борис Слуцкий» Виктора Ткачева, и выбор как водится, отличался полным отсутствием актуальности и живой жизни, все представленные картины были снами о былом. В анимации большие формы странным образом конкурировали с небольшой картиной «Хозяйка медной горы» Дмитрия Геллера, которая, по счастью, и выиграла неравный бой. Дмитрий Геллер – уникальный мастер.   

Надежда Михалкова отмечена за короткометражку «One mango, please», и в этой номинации тоже большого охвата не было. Сама она восприняла награду как бонус, добавив: «Последнее, что я могла бы сделать с моей фамилией, так это стать режиссером».

«Лучшим телефильмом или мини-сериалом (до 10 серий)» стал «Одесский пароход» Сергея Урсуляка, конкурировавший с «Магомаевым» и «Дипломатом». За лучшую роль на ТВ отметили Светлану Немоляеву в «Дипломате». Получив награду, она вспомнила о том, как все начиналось на «Мосфильме»: «Мое детство прошло на этой студии, и больше всего были бы рады награде мои родители, которые здесь работали. На «Мосфильме», после того, как мы приехали из эвакуации, папа снимал, а мы с братом (оператор Николай Немоляев) валялись в какой-то травке в маленьком садике, который здесь был когда-то. Счастье, что именно здесь я получаю такое признание».  

«Лучшим телесериалом» (свыше 10 серий) академики сочли «Триггер» Дмитрия Тюрина, в котором также отмечен Максим Матвеев за лучшую мужскую роль на телевидении. За вклад в отечественный кинематограф наградили Светлану Дружинину, отметившую 85-летие. Каждый день она ходит босая по снегу и выкладывает видео в соцсетях. Вот и в день вручения можно было полюбоваться на ее ноги в трогательной  пижаме, утопающие в снегу, и услышать рассказ  о том, как она себя  чувствует после прививки. Так что на церемонию она пришла смело, не боялась снять маску.  

О начале своего пути Светлана Дружинина рассказала удивительную историю: «В прошлом веке… Сколько же лет назад это было? Наверное, 65 + . Мне тогда из-за травмы не удалось сдать диплом. И вот, девочка с перевязанным локтем остановилась возле первого павильона «Мосфильма». А Самсон Самсонов, которому актриса Елена Добронравова надела на голову тарелку с лапшой, решил резко поменять артистку.

Открылась дверь павильона, а там – огромная декорация универмага. Ко мне подошел человек в огромных очках. Это был Самсон Самсонов. Он видел все насквозь и сказал: «Девочка, раз пришла сюда, давай двигайся. Знакомься, это Оля Бган, а это Мика Дроздовская. Познакомься с парнем, которого ты должна полюбить. Это Анатолий Кузнецов». Передо мной стоял голубоглазый и улыбчивый парень. А Самсон Самсонов продолжал: «Будешь с этими друзьями продавать посуду, постарайся ее не бить. За каждую разбитую чашку придется расплачиваться из своей зарплаты».  

Стоял конец августа. Я думала, как в октябре защищу диплом и поступлю в Большой театр. Но в этом павильоне мне посоветовали пойти во ВГИК. Синклит уникальных ребят дал мне выучить 16 строк: «За все, за все тебя благодарю я: за тайные мучения страстей…» Так началась моя работа в этом уникальном и яростном мире, без которого жить невозможно».    

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *